Открывая забытые страницы истории. В самом центре Торонто, среди небоскребов, растущих как грибы, стоит небольшой дом, пока уцелевший от сноса. На фасаде мемориальная доска: «Борису Волкову, отцу канадского балета». Здесь в 1929 году основал свою первую студию русский танцовщик, хореограф и педагог, которому обязан своим рождением Национальный балет Канады. История жизни этого незаурядного человека легла в основу фильма, премьера которого прошла 12 ноября, в конкурсной программе XIV международного фестиваля «Русское зарубежье»...

- Прочитав эту памятную надпись, я буквально застыл от неожиданности, - вспоминает Максим Кравчинский, известный музыковед, автор и ведущий целого ряда программ на канале RTVI (Canada). - И удивился даже не самому факту, а тому, что никогда не встречал имени Волкова, при том, что я уже более 20 лет занимаюсь темой русской эмиграции, пишу книги об эстраде русского зарубежья. И хотя балет - как бы не моя тема, но каждому понятно, что когда вы чем-то занимаетесь, то в орбиту интересов попадают имена, напрямую с этим не связанные…

Загоревшись идеей, Максим начал поиски. В интернете не оказалось ничего, кроме пары незначительных статей, каких-то публикаций в русской прессе и давней колонки в Globe & Mail. Но развернутой жизненной истории отыскать сразу не удалось.

- Я полез глубже, нашел его потрясающий личный архив с массой фотографий, диссертацию, посвященную жизни и творчеству Бориса Волкова, и понял, что из этого может получиться фильм. Было это в конце 2017 года. В следующем году мы подали заявку в Canada Media Fund, выиграли грант, и затем два года шла работа над картиной…

- А как встретили вашу идею чиновники?

- На удивление хорошо, заявку неожиданно приняли с первого захода. Возможно, сыграло определенную роль то, что Волков уже в конце своей жизни был награжден Орденом Канады, высшей государственной наградой страны...

- Удалось ли найти что-то в киноархивах?

- Одну-единственную съемку, в архиве National Film Board в Квебеке. Там хранятся киножурналы Eye Witness, похожие на наши «Хочу все знать». И в одном из них, снятом где-то в конце 40-х - начале 50-х годов, был сюжет о канадской балерине. А поскольку она училась в студии Волкова, то там присутствует и он, секунд 30 из трех минут...

- В жизни Волкова чередуются блестящий успех и огромные разочарования…

- Да, он уверенно шел к успеху, по нарастающей, начиная с 1929 года, когда открыл студию в самое, казалось бы, неподходящее время, разгар Великой депрессии. И вопреки всему, люди шли к нему, танцы помогали как-то оградить себя от происходящего. Все хотели красиво танцевать...

Уже в начале 30-х Борис Волков стал устраивать концерты, вначале для своих, для родных, друзей. А буквально через два года - в Massey Hall, привлекая к ним всеобщее внимание. Его приглашают режиссером-постановщиком такого грандиозного явления в культурной жизни Торонто, каким были ледовые карнавалы.

- Они собирали многие тысячи людей на старой арене Maple Leafs, - рассказывает Максим, - зрители приходили нарядно одетыми, дамы были в вечерних платьях, кавалеры – в смокингах. Люди приезжали даже из Америки. Поставленные Волковым шоу были совершенно грандиозными, с 1934 по 1950-й он сделал их более двадцати. На волне успеха, в 1936 году, его приглашают с труппой на олимпиаду в Берлин, представлять Канаду в рамках танцевального конкурса.

Даже во время войны Волков продолжает преподавать. В 1942 году ставит карнавал, в основе которого лежала увертюра Чайковского «1812 год». Известной поэтессе Ирине Кнорринг принадлежат такие строки: «Войной навек проведена черта…» Потому что не секрет, что в начале Второй мировой войны определенная часть эмиграции видела в Гитлере освободителя от большевизма. Но Волков, в отличие от них, стоял на просоветских позициях, он устраивал концерты, собирал средства для Красной Армии и Красного Креста... Вскоре после победы, в 1948 году, Волков с группой других энтузиастов организует первый фестиваль балета в Канаде. И все это время он неустанно выступал в печати со статьями, где говорил о необходимости создания национального балета Канады…

Но когда в 1951-м принимается решение о создании балетной труппы, на место ее директора назначают не Волкова, а Селию Франко, специально приглашенную из Лондона балерину. И последние 20 лет жизни человека, посвятившего себя этой цели, проходят под знаком крушения его надежд. Он, конечно, не бедствует, но смысл жизни, в сущности, уже потерян. Имя быстро забывается, грантов и каких-то интересных проектов ему не дают. Награждение Орденом Канады в некоторой степени сглаживает разочарование - почти перед концом жизненного пути...

- Как, по-вашему, воспримут фильм в России и русском зарубежье?

- Я думаю, что сегодня его биография вполне укладывается в рамки растущего интереса к изучению русской эмиграции. Кроме того, Волков был совершенно не политической фигурой, никаких заявлений никогда не делал. Хотя тот факт, что не он в итоге возглавил канадский балет, во многом связан с тем, что он был русским. Тут замешана и начавшаяся в конце сороковых Холодная война и отчасти любовная драма. Впрочем, подробно останавливаться на этом я не хочу, пусть зрители увидят все сами…

- Где проходили съемки фильма?

- В основном в Торонто, где он прожил с 1929 по 1974 годы. Мы нашли целый ряд его учеников, которым уже далеко за 80, они с удовольствием делились воспоминаниями о нем. Очень помог директор Victoria Ballet Academy Владимир Демин. Узнав о нашем фильме, он сам нашел меня, предложил снимать у них в балетном классе реконструкции репетиций Волкова, и дал нам интервью.

Еще мы встречались с Эмми Бауэрлинг, директором Национального балетного архива Канады - замечательная женщина, и, пожалуй, единственный человек в мире, который хорошо знаком с биографией Волкова и его деятельностью.
К сожалению, в Москве критики, с которыми мы общались, толком не знали ничего. Даже того, что на гастроли, после которых Волков остался в Шанхае, он выехал в составе «Государственного молодого балета», была такая организация. Может, еще и потому, что из этой труппы осталась за границей почти половина ее участников. И о них больше никогда не вспоминали…

Московский редактор проекта вышел на тульского краеведа Александра Ростовцева, который провез канадскую группу по местам, связанным с историей Волкова. Из Москвы ездили в Тулу и в деревню, в которой он родился, в лютый холод снимали натуру. Но попытки найти какие-то следы его семьи оказались безуспешными. Даже на местном кладбище ничего не сохранилось. А запросы в областной архив, отдел культуры, районную газету остались без ответа.

- Кто вместе с вами работал над фильмом?

- Я режиссер и автор сценария, а весь этот проект реализован при поддержке Грегори Антимони, руководителя ECG Productions, и большой помощи его жены Ольги Антимони, профессионального режиссера. Без нее мне было бы трудно справиться со всем этим. Задействовали актеров: молодого Волкова играет Никита Новохатский, сотрудник нашей компании, имеющий актерское образование и небольшой навык. А в роли нашего героя в его зрелые годы снялся Марк Вайнтруб, хорошо известный в нашей общине человек.

Оператором-постановщиком картины стал Валерий Дегтярев, человек с огромным опытом, удостоенный множества наград за свои работы. Мы восстанавливали некоторые эпизоды жизни Волкова, пришлось искать антураж, покупать одежду 20-х годов. И тому, что реконструкции удались, мы, по большому счету, обязаны Валерию, вместе с которым работали еще пять операторов.

В музыкальный ряд картины включены фрагменты музыки Чайковского, Рахманинова. Для ряда эпизодов Анатолий Могилевский, певец-иммигрант из Америки, бывший солист ансамбля «Самоцветы» и мой большой друг, написал музыку. Звучит также его песня «Раненая птица», она очень удачно вплелась в ткань фильма…

Если зайти на сайт Национального балета Канады, то среди других русских имен - Баланчина, Нуриева, Ратманского, вы не найдете Бориса Волкова. Думается, что фильм Максима Кравчинского - это попытка не только восстановить справедливость, но и заполнить пробел в истории двух культур, канадской и российской...

Беседовал Александр Герштейн
Поделиться