188728002 Самый печальный рассказ, который мне выдалось прочесть в жизни – это “Шинель” Гоголя (начинается мрачно, заканчивается еще хуже). Далее на очереди - чеховская “Тоска” (Набоков как-то заметил, что Чехов писал “печальные книги для веселых людей; я хочу сказать, что только читатель с чувством юмора сумеет по-настоящему ощутить их печаль”).

Ну а если продолжать этот список беспросветно унылой беллетристики, то на третье место можно поставить что угодно, написанное Достоевским. Ничего хорошего от этих историй ждать не стоит.

Замечаете закономерность? Русские писатели – великие мастера нагнетать тоску. Неудивительно, что русских принято считать угрюмыми типами, погруженными в свои мрачные мысли и экзистенциальное уныние. Исследование, проведенное Игорем Гроссманом и Этаном Кроссом из Мичиганского университета и опубликованное в журнале Psychological Science, подытоживает этот стереотип: “Чтобы убедиться в том, что в русском дискурсе доминируют темы самокопания и эмоциональных страданий, далеко ходить не надо – достаточно заглянуть в местную русскоязычную газету или библиотеку. Данные наблюдения, а также этнографические данные, подтверждающие большую склонность русских концентрироваться на негативных переживаниях и чувствах по сравнению с жителями западных стран, привели некоторых исследователей даже к таким далеко идущим выводам, что в России преобладает культура “клинического мазохизма”.

В связи с этим клише возникает два вопроса: а) правда ли это и б) если да, то каковы психологические последствия такой одержимости собственными мрачными мыслями?

Первый проведенный эксперимент был достаточно прямолинейным: психологи предложили участникам исследования в Москве и Мичигане прочесть несколько коротких рассказов, герои которых либо анализировали, либо не анализировали свои чувства в сложной ситуации. После прочтения рассказов студентов попросили определить, с кем из героев они себя отождествляют. Результаты были весьма однозначны: если среди американских студентов те, кто выбрали героя, погруженного в свой внутренний мир, (“мыслителя”) составили примерно половину группы, то русские в подавляющем большинстве оказались склонны к самопопанию (рассказы прочитали 83 русских студента, 68 из них отождествили себя с “мыслителем”). Другими словами, истинность клише подтвердилась: русские постоянно копаются в себе. Они одержимы собственными проблемами.

На первый взгляд, эти данные могут показаться весьма тревожным сигналом о состоянии душевного здоровья русских. Ведь уже была доказана связь между склонностью к постоянному переосмыслению своих проблем и депрессией (само название болезни происходит от латинского глагола, который означает процесс переваривания пищи крупным рогатым скотом, когда корова сначала пережевывает пищу, глотает, а затем отрыгивает и пережевывает снова). Эта склонность к глубоким раздумьям имеет ярко выраженные негативные психологические последствия, поскольку человек концентрируется на собственных ошибках и недостатках, думает только о плохом. От обычной меланхолии клиническую депрессию отделяет лишь интенсивность этих переживаний, а страдающие депрессией вынуждены бродить по замкнутому кругу негатива.

Однако, утверждают Гроссман и Кросс, не все “мыслители” устроены одинаково. В то время как американцы, проявившие высокую склонность к самокопанию, продемонстрировали чрезвычайно выраженную депрессивную симптоматику (измерялась по шкале депрессии Бека – BDI), русские, напротив, оказались даже меньше подверженны депрессии, чем американцы, не занимающиеся самокопанием. Из чего можно сделать вывод, что самокопание, или саморефлексия, имеет крайне неоднородные последствия для психики, зависящие от культурной принадлежности каждого конкретного человека. Если американцев самокопание подталкивает к депрессии, то русским оно, напротив, помогает создать эмоциональный буфер.

Как объясняются эти культурные различия? Обработав результаты первого эксперимента, Гроссман и Кросс попросили студентов в Москве и Мичигане “вспомнить и проанализировать свои мысли и чувства по поводу недавнего проявления гнева в личных отношениях”. Затем участников опросили по результатам самостоятельного анализа. Их попросили заполнить анкету, в которой нужно было по семибалльной шкале оценить, насколько они способны отдалиться от ситуации – от взгляда изнутри (1 означает, что они “проигрывали ситуацию заново в своей голове, как будто она произошла только что прямо перед глазами”) до позиции стороннего наблюдателя (7 - “смотрел на ситуацию как бы снаружи, смотря на себя самого со стороны”). Наконец участников попросили описать, какие чувства вызвал у них эксперимент в целом. Пережили ли они заново гнев, который их попросили вспомнить? Могла ли память оживить эти эмоции?

И вот в чем проявились культурные различия. Когда русские занимаются глубоким самоанализом, они гораздо чаще как бы отрешаются от собственного опыта, рассматривая его с позиции стороннего наблюдателя. Вместо того, чтобы заново переживать свои сложные, противоречивые чувства, они анализируют негативные воспоминания, что помогает им сделать из них конструктивные выводы. Если верить исследователям, благодаря этому уровень эмоционального стресса среди русских испытуемых был существенно ниже (кроме того, они реже винили в своих бедах других). Более того, эта привычка глядеть на собственный опыт отрешенно помогла объяснить разительные отличия в депрессивной симптоматике среди американцев и русских. Проблема, как выяснилось, была не в собственно самокопании, а в том, что американцы не способны при этом как бы эмоционально отдаляться от рассматриваемой ситуации. Вот что говорят Гроссман и Кросс: “Наш эксперимент помог выявить психологический механизм, объясняющий эти культурно-психологические различия: русские больше, чем американцы, склонны дистанцироваться от ситуации, анализируя свои чувства. Эти данные согласуются с более широкой картиной исследований, в ходе которых было доказано, что реакция на негативные переживания может быть либо адаптивной, либо дезадаптивной. Кроме того, наш эксперимент помог дополнить предыдущие выводы данными межкультурного анализа и подчеркнуть, какую важную роль играет способность к отчуждению от ситуации в определении типа самоанализа – адаптивного или дезадаптивного – характерного для различных культур”.

В общем, картина ясна: если собираетесь копаться в себе, учитесь у русских. Главное – не перестарайтесь с водкой.

Редакция РВ благодарит Алексея Ковалева за предоставленный перевод.

Winni аватар
Winni ответил в теме #62876 04 июнь 2016 14:54
Русские – один из самых чистокровных народов в Евразии. Недавние совместные исследования российских, британских и эстонских ученых-генетиков поставили большой и жирный крест на обихожем русофобском мифе, десятки лет внедрявшемся в сознание людей ‑ дескать, “поскреби русского и обязательно найдешь татарина”.

Результаты масштабного эксперимента, опубликованные в научном журнале “The American Journal of Human Genetics” совершенно однозначно говорят, что “несмотря на расхожие мнения о сильной татарской и монгольской примеси в крови русских, доставшейся их предкам еще во времена татаро-монгольского нашествия, гаплогруппы тюркских народов и других азиатских этносов практически не оставили следа на населении современного северо-западного, центрального и южного регионов”. Вот так. В этом многолетнем споре можно смело поставить точку и считать дальнейшие дискуссии по данному поводу просто неуместными. Мы не татары. Татары не мы. Никакого влияния на русские гены т.н. «монголо-татарское иго» не оказало.

Никакой примеси тюркской «ордынской крови» у нас, русских, не было и нет. Более того, ученые-генетики, подытоживая свои исследования, заявляют о практически полной индентичности генотипов русских, украинцев и белорусов, доказав тем самым, что мы были и остаемся одним народом: «генетические вариации Y-хромосомы жителей центральных и южных районов Древней Руси оказались практически идентичны таковым у украинцев и белорусов». Один из руководителей проекта, российский генетик Олег Балановский признал, что русские являются практически монолитным народом с генетической точки зрения, разрушив еще один миф: «все перемешались, чисто русских уже нет». Как раз наоборот ‑ русские были и русские есть.

Далее, исследуя материалы останков из древнейших захоронений, ученые установили, что «славянские племена освоили эти земли (Центральную и Южную Россию) задолго до массового переселения на них в VII-IX веках основной части древних русских». То есть земли Центральной и Южной России были заселены русскими (русичами) уже, как минимум в первых веках по Р.Х. Если ещё не раньше. Это позволяет развенчать и еще один русофобский миф ‑ о том, что Москва и окружающие ее области, якобы, издревле были заселены угро-финнскими племенами и русские там — «пришельцы». Мы, как доказали генетики ‑ не пришельцы, а совершенно автохтонные жители Центральной России, где русичи жили с незапамятных времен. “Несмотря на то что заселены эти земли были ещё до последнего оледенения нашей планеты около 20 тысяч лет назад, свидетельств, прямо указывающих на наличие каких-либо «исконных» народностей, живших на этой территории, нет” ‑ указывается в докладе.

То есть нет никаких свидетельств, что до нас на наших землях жили какие то другие племена, которых мы, якобы вытеснили или ассимилировали. Если так можно выразиться ‑ мы тут живем от сотворения мира. Определили ученые и дальние границы ареала обитания наших предков: «анализ костных останков указывает на то, что основная зона контактов европеоидов с людьми монголоидного типа находилась на территории Западной Сибири». А если учесть, что археологи, раскопавшие древнейшие захоронения 1 тысячелетия до Р.Х. на территории Алтая, обнаружили там останки ярко выраженных европеоидов (не говоря уже о всемирно известном Аркаиме) ‑ то вывод очевиден. Наши предки (древние русичи, протославяне) ‑ исконно проживали на всей территории современной России, включая Сибирь и Дальний Восток. Так что поход Ермака Тимофеевича со товарищи за Урал с этой точки зрения был вполне законным возвращением ранее утраченных территорий.+ Вот так, друзья. Современная наука разрушает русофобские стереотипы и мифы, выбивая почву из-под ног наших «друзей»-либералов. Дальнейшие их спекуляции на данные темы уже окончательно выносятся за рамки здравого смысла, представляя интерес исключительно для психиатров, исследующих механизмы навязчивого бреда.

Источник peshera.org
Valery аватар
Valery ответил в теме #63034 25 сен 2016 11:44